А вот интересно, куда подевалась запись "Аватарка"?

Исчезла. Напрочь. А я точно помню: начало этой рассказки в блоге было! И куча комментов. И нет, как и не было. Даже с навязшей в зубах пометкой "это спам" не фигурирует. Просто растаяла в воздухе.
Интересно, много еще таких пропавших записей?
Точно: пора, пора скидывать дневник на диски с пометкой "хранить, пока не надоест"

В общем, попытка нумер два. Правда, и кусок уже малость подлиннее. Я хоть и болела, но уперто щелкала по клаве.
Блонда, ну и пусть! Зато упорная.
Это потому, что блонда — крашеная, а рыжая — натуральная…

Короче, вот что пока есть.

Аватарка

Аватарка у нее была странная.
Не фотография. Картинка в модном нынче стиле фотореализма. Хотя нет. Какой там реализм! Столько не выпить. Портретец существа с лиловой кожей, огромными желто-оранжевыми глазами без радужки, но зато с вертикальным зрачком и пучок красиво отблескивающих оттенками розового и сиреневого перышек на макушке. Это вместо прически, вероятно.
Хотя черты лица — да, женственные и даже красивые.
Лоб высокий, гладкий. Взгляд серьезный. Носик аккуратненький. И губы, как у Анджелины Джоли. Красавица! Если отвлечься от сумасшедшей палитры цветов и головного убора индейского вождя в припадке любви к гламуру.

Аркаша подумал и нажал кнопку "увеличить". Он не собирался знакомиться с этой слишком оригинальной особой из блока "хочу общаться". Просто ничего подобного этой аватаре ему до сего дня видеть не доводилось. Можно было бы подумать, что это обычные развлечения начинающего любителя фотошопа. Если бы полученный образ не выглядел столь органичным. Автор сумел создать впечатление живого существа. Гений современного искусства? Да, наверное, это картина. Откуда-нибудь из центра Помпиду. Странно, что Аркадий Колесов, любитель и ценитель, никогда прежде ее не видел. Такие шедевры не забываются.

Есть еще фотографии? Может, есть интересные? Нет, прочее — примерно как у него самого. Какие-то древесные кроны, ветки с резными листьями — похоже, незнакомка любила путешествовать по тропикам. Хотя кто их знает, сейчас каждый житель деревни Верхник Селюхи может надергать любых пальм из интернета, было бы желание. Хотя верить в обыкновенную девчонку почему-то не хотелось. Такая аватара — и Верхние Селюхи? Тьфу, дались ему эти Селюхи. Сам только что выдумал, и сам всерьез обдумывает. Бред, точно. Впрочем, в два часа ночи оно и неудивительно.
Аркаша захлопнул крышку ноутбука и отправился спать.

Никаких снов не приснилось. Что тоже не странно. Ему вообще сны снились исключительно после сильных потрясений — а разве что-то случилось? Нет.
Только наутро он еще до завтрака включил компьютер. Зачем? А кто его знает. Была суббота, когда делать практически нечего. Ну да, захватил с работы стопочку бумаг — и что? Небось, не на галерах. Можно и отдохнуть!
Что для программиста отдых за компом – занятие бессмысленное, об этом Аркаша даже не подумал.

В блоке "хочу общаться" ее уже не было. Ну надо же! А он ник не запомнил. Как вчера гордился собой — не хочу, мол, знакомиться, подумаешь, оригиналка со странной аватарой! Не интересует! И что сейчас? Хоть головой об стенку… как ее искать-то?
Аркадий замер над клавиатурой, поспешно соображая, что и где искать… нет, не в памяти компа, и уж, конечно, не в своей — но на сервере где-то что-то должно же сохраняться. В кэше где-нибудь… Взломать можно любой сайт, а мейл и подавно. И найти там можно очень много всего. Наверняка в том числе нужный списочек. По времени отсеять — останется заглянуть всего-то на десяток страниц, от силы.
Другое дело, что лазить в чужие сейфы и прочие, в том числе виртуальные, хранилища информации не положено — но, во-первых, не до ерунды, а во-вторых, вредить Аркаша никому и ничему не собирался. Хакер с горячим сердцем и чистыми руками. Только, к сожалению, еще и с горячей головой, что как-то не ложилось в кассу.

Почему ему так приспичило найти эту лиловокожую? Ведь она неизвестно кто! Может, двух слов связать не может! Дура! Наркоша какая-нибудь! А может, ребенок лет одиннадцати или старушонка, мающаяся от безделья? Нет, не может быть. Это молодая женщина. Умная, красивая, тонкая, понимающая. Одинокая. Почему Аркадий так считает, он и сам не знал. Но внутренний голос был в этих качествах совершенно уверен. И точка.
Колесов только-только собрался аккуратненько обойти защиту — всякую лабуду тира антивиров и файрволов — как внизу на линейке замигал глазок агента.

- И кто там? — процитировал Аркадий любимый мульт. Когда у него бывало дурное настроение, это случалось особенно часто. Не то чтобы от огорчения впадал в детство. Скорее, пытался себя развеселить. Обычно не помогало.

Конечно, сообщение было от Соворонка. Проще говоря, от Фимки. Друга детства, потом сокурсника, а теперь админа местной сетки. Кто б еще догадался сунуться с разговорами в выходной, да с утра пораньше! Подходящий у него ник, ничего не скажешь: вечно в доступе, жаворонок и сова в одном флаконе. Когда спит, интересно. Не робот же. Разве что на работе?

Пальцы привычно отстучали:
- Привет. Чокак?
Ответ не задержался:
- Вы нынче что-то как-то нелюбезны, мессир — вас ждут великие дела!
Забудьте срочно о ночных кошмарах, и поскорее выгляньте в окно!
- И зачем? Революция там, что ли?
- А что, хотелось бы?
- Хотите от этом поговорить?
- Нет. Это так, трындеж… За окном одна погода и та плохая. Тож трындеж. В сущности, в этом мире почти все – трындеж… Кроме тоскливой действительности…
- Рассказывай тогда.
- Хомяка купил. На рынке. Позавчера. В тот же день, когда я его из клетки взял, он меня за палец цапнул. Ну, воспалилось, я чем-то лекарственным замазал, думаю, пройдет. А он на второй день взял да издох. Ну, я малость погоревал. А потом – что с ним делать? Завернул в носовой платок, пошёл в парк – помнишь, у нас напротив дома через дорогу? Такой дикий, довольно заросший? — и похоронил под деревцем. А уже вечер и темновато. Мама с работы вернулась, где хомяк? Я ей: так и так, всё, нету зверухи. А она говорит: как это? Только купили, молодой – и вдруг такое. Может, ты больного купил. Даже наверняка.
- И что?
- Ну она же ветеринар у меня. Говорит: ах, ты от него мог заразиться, ты его в руки брал и вообще, если у него бешенство, то ты теперь тоже кандидат… того…
- Да ладно!
- Какой ладно! Говорит: приноси тело, я у себя в больничке вскрою и проверю. А я говорю: уже закопал. А мать: вынь мне его и положь, а то я переживать буду, а у меня ишемия. Иди откапывай, и точка.
- Вы даёте! Ночью, в парке?
- Ага, прикинь. На гопников или нариков нарвешься, костей не соберешь!
- Ыыыыы…
- Ты что, ржешь, что ли? Нет бы друга пожалеть, подбодрить…
- Извини. Я не смеюсь, я это… сопереживаю!
- Ладно, хотя врать нехорошо. Короче, пошел, взял совок и пошел. А в парке темнота – глаз коли. И все деревья одинаковые. Под каким хомяк, помню очень приблизительно. Рылся-рылся, все кругом изрыл, как кабаны прошлись, ветками исхлестался, собачек и колючек насобирал… а толку чуть. Вернулся ни с чем.
- Ох.
- Рано. Это не всё! Я пришел, а маман сидит, ждет, у самой глаза красные и вид несчастный. Дала фонарик и обратно отправила. Еще порывалась вместе пойти, насилу отбился. Я там еще часа два землекопом трудился, уже, понимаешь, восток заалел, когда нашел останки. Принес. Вся ночь коту под хвост – у меня половины здоровья как не бывало, мать все сердечные капли в доме выпила, а знаешь, что оказалось? Он, бедолага, печенькой подавился. Здоров как бык… бычок… маленький такой… История – жуть! Чего молчишь?
- Перевар ива ю.
- Сам ива. Плакучая. Ржешь, небось.
- Да. Нет. Со болезну ю.
- А. Верю, куда там. Ржешь, аж комп трясется, по клавишам мажешь. Ладно. Это не всё. Я тут с горя было с та-а-акой конфеткой познакомился, а она меня забанила, прикинь. Ужоснах.

Вот это было уже больше похоже на Фимку. Его норма — две новеньких в неделю. Когда и больше. Сетевой ходок озабоченный. Правда, обычно это он их банит…

- И что, действительно хороша?
- Да! Не поверишь, такую аватару захреначила, я б сам так патретец не отфотошопил.
- Да ладно?
- Точняк. Наверняка свою фотку взяла, фемины, оне такие. И сваяла этакое чудо! Один ирокез из карамельных пёрышек чего стОит. А уж глазищи! Прям тыц-тыц-ололо, я водитель НЛО.
Аркадий напрягся.
- Сиреневая такая? С жёлтыми глазами?
- Да! А ты откуда знаешь?
- Видел. Запоминающаяся особа.
- И адресок есть?
- Если бы. Вчера не законнектился, сегодня не нашел.
- Пичалька?
- А ты и рад.
- Ну что ты… Я, как отлуп получил, сам чуть с горя не почернел… понимаешь?
- Не очень. Ты же то и дело список друзей меняешь. Одной больше-одной меньше, разница в чем?
- Ну… это не одно и то же. То я баню, потому что они скучные. А то она! Потому что… Знаешь, что написала? "Извините, наше общение не информативно". Представляешь? Неинтересно со мной! А я ей, между прочим, Плещеева и Рэмбо цитировал, о теории Фридмана распинался. Одних анекдотов чуть не мешок гигов ей в личку натаскал! Сроду, понимаешь, так не напрягался. И поди ж ты: не информативно.
- Брось. Отмазка, непонятно разве. Лучше контакты дай, я все-таки хочу законнектиться.
- Я нехорош, а ты ессно лучше?
- Ладно, не жмись. Все равно же найду, но время потрачу, а его не избыток.
- Тоже верно. Ладно, держи.
На экране появилась ссылка.
- Пасибки, Фим!
- Сочтемся.
Соворонок отключился не прощаясь. Впрочем, как обычно.
На этот раз, скорее всего, обиделся.
Ничего, у Фимки ветер в голове, через полчаса максимум обо всём этом даже думать забудет. А что дальше трепаться не надо, это хорошо: у Аркадия просто руки чесались немедленно начать совсем-совсем другой разговор…

Он кликнул по ссылке. Зеленым разрешающим сигналом светофора горела кнопка "на сайте". Аркадий вошел в личные сообщения и неожиданно задумался.
Что сказать? "У тебя потрясающая аватара"? Так это она наверняка стопицот раз слышала. Вряд ли особенно информативно. Может, просто представиться? Тоже оригинально до нет спасения: здрасьте, я ваша тетя… которую зовут Аркаша… и тут на Колесова снизошло вдохновение. Он сделал глубокий вдох и уверенно отстучал:
- Привет. Ты с какой планеты?
Как ни странно, ответ последовал моментально:
- Это секретная информация.
И, через несколько показавшихся очень долгими мгновений, ещё:
- Что замолчал? Тебе же название все равно ни к чему. Но с очень красивой. А ты?
- Я тоже с красивой. Здешний, знаешь ли.
Чуть не добавил: "с третьей планеты от Солнца". Но сдержался. Больно уж банально получалось…
Вместо этого спросил:
- Как тебя величают?
- Обычно восторженно.
- Что?
- Величают. С поклонами. Ты же сам спросил.
- Я имя спросил.
- Правда? Извини, не поняла.
- Может, все-таки скажешь?
- Вряд ли.
- Почему?
Некоторое время экран был пуст. Если девицу сходу удалось озадачить, считай, полдела сделано. Только нельзя давать времени, чтобы придумать достойный ответ, тогда преимуществу конец. Надо продолжать давить, удерживая инициативу.
- Ладно, ник сойдёт. Только Лилианна Лилили – это длинно даже для инопланетянки. Лилька будет лучше. Что на Земле поделываешь?
Ответа не было. На этот раз экран оставался белым так долго, что Аркадий подумал: собеседница решила не продолжать дурацкого разговора. Однако не угадал. Сиреневая ответила. Правда, вопросом на вопрос:
- А с чего ты взял, что я на Земле?
Ну, это было проще простого.
- Местоположение смотрю: Химки. РФ, город в ближнем Подмосковье. Я, кстати, почти рядышком живу.
- Хи. С Химками — очень может быть! Ну, как ты думаешь, мне же в сеть где-то надо входить – или как? — ответила она. И только после этого уже действительно отключилась.
Однако запрос на дружбу приняла.

Следующий месяц Аркадий прожил в виртуальном чаду. Что происходит на работе, как поживают друзья, сколько раз звонила мама, даже что он сегодня ел на завтрак — Колесов не сумел бы сказать даже под дулом пистолета. Он весь день считал минуты, оставшиеся до момента, когда можно будет открыть личку и отстучать:
- Привет, солнышко, как дела?

Это вопрос был стандартным. Ответы не повторялись. Лилька из образа не выходила: то она якобы готовила какие-то материалы «на одну довольно оригинальную планету", то отдыхала, предаваясь безделью на базе отдыха "Черная дыра", то гонялась за астероидами: "Знаешь, а я сейчас совсем недалеко, в вашем поясе Койпера!". Определенно, девушка не страдала отсутствием фантазии.
Собственные рассказы казались Аркадию далеко не столь увлекательными. Что может быть любопытного в том, как они с Фимкой в детстве сбегали с уроков, а потом ловили окушков и красноперок в Котовском заливе? Или в том, как он на первом курсе подрабатывал то репортером в местной газетенке, то в массовке на Мосфильме? Ну, обычное же дело! Однако ей нравилось. Расспрашивала о подробностях, смотрела фотографии и – что самое замечательное – смеялась в нужных местах. В тех самых, которые казались забавными ему самому. Не из-за этого ли с ней было так невероятно легко? словно век знакомы! Может, это то самое родство душ, о котором ходит столько разговоров?
Не хотелось говорить высокопарного слова "любовь". Разве можно всерьез влюбиться вот так… в сетевой образ, в текст с экрана монитора? В девушку, даже настоящего лица которой сроду не видел?

В конце концов Аркадий попытался нарисовать Лильку. А что – зря, что ли, семь лет потел в изостудии.
Портрет пастелью. Не с натуры. С аватары.
Попросту убрал явно фотошопные детали. Похоже или нет, без оригинала было сказать, конечно, сложно. Нормальные краски, шея чуть короче, глаза чуть меньше, с радужкой и всем прочим, как положено, но того же изумительного разреза. Полные, так и зовущие к поцелую губы, высокие скулы, четкая линия подбородка, пышные волосы… Раскрасил по наитию. Глаза сделал оливково-зелеными, волосы темными, чуть рыжеватыми… подумав, добавил веснушки — немного на переносицу, чуть-чуть на щеки… Портрет вышел просто на диво — такая красотка, Голливуд отдыхает, кинодивы нервно курят. Думал было вставить в рамочку, поставить на стол возле компа, но потом решил все-таки сначала Лильке показать.
Может, догадается, наконец, прислать своё настоящее фото.

Ее реакция, как обычно, оказалась неожиданной. Она не рассыпалась в благодарностях и не запела дифирамбов таланту. Напротив, возмутилась:
- Что ты сделал с моей внешностью?!
- Тебе не нравится?
- Чему тут нравиться! Я странно выгляжу! Не пойму, на что ты ориентировался!
- На твою аватару.
- Да? Считаешь, я там похожа?
- На себя – не знаю. А на портрет, не буду себя хвалить, но разве сама не видишь?
Лилька надолго замолчала. Видимо, рассматривала. А потом выдала довольно странное резюме:
- Прогнала программу распознания. Знаешь, ты прав. Оказывается, очень похожа – с поправкой на вид – просто генетическая копия. Как ты рассчитал параметры с такой точностью, у тебя же не было входящих?
Настал черед удивляться Аркадию. Он даже в затылке поскрёб. Не помогло. Поэтому отстучал бестолковый, но единственный пришедший в голову ответ. Правдивый, кстати.
- Я просто нарисовал. По вдохновению.
- Это значит – интуитивно? Без расчетов?!
- Можно и так сказать.
Лилька опять замолчала. Аркаша очень надеялся, что она напишет: «Какая прелесть» или «Это великолепно», или что-нибудь еще более приятное. А потом пришлёт целый ворох своих не обремененных избытком одежды фоток в соблазнительных позах. Ну ладно, пусть не в соблазнительных. В обычных. Пусть даже в зимнем пальто. Да хоть в скафандре… Но вместо этого она неожиданно прервала связь, даже не соизволив сказать "До свидания".
Оставалось утешать себя тем, что о вежливости она забыла от потрясения его гениальностью.
Правда, верилось с трудом. Поэтому пришлось долго себя убеждать.

День это прокатывало. На второй труднее. А через неделю Аркадий места себе не находил. По десять раз на дню проверял личку и почту, лазил к ней на страничку, но всё было тщетно. Лилька в Интернете не появлялась. То есть совсем.

Фимки-Соворонка тоже почему-то не было видно. Аркадий не то чтобы обратил на это внимание, но каким-то краешком сознания заметил. Самым-самым краешком… Поэтому не очень удивился, когда Фимка появился лично. В самый подходящий момент: Колесов пытался повесить Лилькин портрет над кроватью. Но в одиночку ровно не получалось.

(продолжение следует)

А вот интересно, куда подевалась запись "Аватарка"?: Один комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

captcha

Please enter the CAPTCHA text

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>