после авторского вечера

Прыгать через костер у меня вчера сил уже не было.
По дороге в метро кто-то брызнул газом из баллончика. Прямо в вагоне. И брызнул-то совсем чуток, но бог ты мой, как все захлюпали носами и захлопали слезящимися глазами! И не выйдешь — народу к тому времени в вагоне набилось, как килек в банку. Я даже подумала: может, не ехать до Аннино, выскочить на Янгеле, хоть на одну остановку, да поменьше! И позвонить В., чтобы он туда подъезжал? Но потом сообразила, что если он уже на Аннино, то до Янгеля ему примерно полтора километра придется ехать задним ходом, там же нет разворота. И даже моего дамского интеллекта хватило догадаться, что он, пожалуй, может не согласиться.
Выскочила из метро, чихая и кашляя, уткнув нос в букет и стараясь дышать через цветы, как через фильтр. Глупости, конечно, но так было легче хотя бы морально. Выскочила, конечно, не в тот выход. То есть слава богу, уже с нужной стороны, но не на стоянке, а напротив, через дорогу.
Холодный ветер чуть не сшибал с ног, у меня тут же замерзли руки, уши и нос, — и я поняла, что если задержусь в этой аэродинамической трубе, то этими частями организма дело не ограничится.
Стою, копаюсь в сумке, ищу телефон — машин море, как тут свою найдешь. Проще позвонить и попросить подъехать или хотя бы мигнуть фарами и бибикнуть. Сумка у меня такой большой итальянский кожаный мешок, затянутый шнурком и на длинном ремне. Книги же везла, для них эта модель подходит идеально. Но вообще-то не для всего остального. Модно, красиво и дорого, но рыться можно долго. Короче, я вся — внимание. Направленное внутрь сумки. Ключи, косметика, блокнот, конверт с семенами, портмоне, е-book, светкина кукла (блин, она-то откуда здесь?!), визитница, носовой платок, еще носовой платок, темные очки (самый сезон, ага!), влажные салфетки… ну и наборец, а где телефон-то?
И тут чувствую: кто-то теребит меня за полу. Слабенько так. Смотрю, а внизу — кроха лет трех-четырех. В розовом комбинезончике с вышитым котеночком. Девочка, значит. Глазенки круглые, смотрит просительно — и явно что-то уже говорила. Ответа ждет. Я спрашиваю:
- Что, детка? Ты что-то сказала?
-Титотик, — отвечает она, — дай титотик… — и просительно так улыбнулась. Доверчиво-доверчиво.
Я бы не поняла, если бы не ее грустный взгляд в сторону моего букета. Цветочек ей очень хотелось, это было очевидно.
И тут, откуда ни возьмись, подлетела мама. Молоденькая брюнетка, очень смущенная и недовольная одновременно.
- Ты что! — почти закричала она. — Нельзя просить цветочки! Цветочки тетины! (ну, хоть не бабулины, уже хорошо, — подумала тут я).
Девчушка заморгала глазами. Это выглядело невыносимо жалко, и я влезла не в свое дело.
- Ну почему же нельзя. Возьми, детка.
И протянула девочке большую розовую хризантему. Она схватила цветок двумя руками и засмеялась.
Мама ее прекратила кричать и быстро взглядывала то на ребенка, то на меня. Только секунд через тридцать она удивленно улыбнулась и еле слышно пролепетала «спасибо».
А я забыла и о газовом баллончике, и о том, что машины еще нет, ветер холодный, а я без шапки, и о том, как я дико устала — я чувствовала счастье.
Думаю, даже в Велесову ночь это было никак не хуже костра… Так что дома я только поставила ночник на окошко и попрощалась с предками. А вместо костра сожгла несколько спичек в пепельнице. Думаю, это же все равно огонь. И так ли велика разница в размерах, если смотреть в масштабах вселенной…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

captcha

Please enter the CAPTCHA text

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>