два сумасшедших дня

Вчера был вечер в Венгерском культурном центре. Это на Поварской. Презентовали сборник русских авторов, переведенных на венгерский. Переводчиком выступил сам Аарон Гаал — очень известный венгерский поэт, а также издатель. У меня в этом сборнике стихи «Другу» (Ломай крючок и леску обрывай…), «Дева» (В городе жили двенадцать дев…) и поэма Вампум (Принц Мэдок Гвинедд…).

Как называется сборник по-русски, я навскидку вспомнить не могу, а как по-венгерски — не воспроизведу за недостатком шрифтов. Увы.

Презентация прошла отлично, народу был полный зал. Вела вечер Аня Лизунова, выступали знакомые и незнакомые, — впрочем, до конца и тем более до фуршета я не дождалась, очень устала (ехала по пробкам больше трех часов, потом еще промокла) — хотелось домой. Послушала венгров, Катю Кордюкову, Андрюшу Щербака-Жукова (он не только фантаст, он еще и стихи пишет) и выступила сама, а потом уехала.

Домой добралась очень поздно и совершенно валясь с ног.

На следующий день опять пришлось тащиться в Москву, чтобы получить сборник «Лучшие поэты и писатели-2013″, у меня там стихи. Кстати, отличная подборка, я, когда домой приехала и стала смотреть, прочитала — сама удивилась, какая я, оказывается, замечательная. Вначале вопила, что не могла так здорово напоэтить, а потом хотела было пуститься в пляс, как солнце русской поэзии, только с бокалом испанского вина (ну нет у меня кружки с наливкой!). Но тут неожиданно пришли в гости соседи, смотреть наш новый кухонный столик и пить чай. И при них мне стало стыдно, и я не сплясала, а уж про упоминание ай-да меня в качестве сучьей (пардон-с) дочери и речи быть не могло.

В Союзе, получая этот сборник, я с изумлением узнала, что это не просто сборник, а номинированные куда-то там авторы… то есть меня куда-то номинировали, а я даже не знаю. Опять все пропустила. Ворона.

Ладно, посмотрим, что это будет. Поди, не расстреляют. Сборник, кстати, совершенно шикарный, красивая толстая книга. Что приятно.

А еще мне выдали календарь, где написано у кого из классиков и современников когда дни рождения. Тоже довольно-таки толстая книжка… Не, я не знаю, что это, может, ежедневник, я особо не рассмотрела, а сейчас уже свет выключен. Но поразило обилие писателей. Если всех поздравлять, жизни не хватит, однако. Каждый день по нескольку человек. Ну, я там тоже числюсь — потому и дали. На самом деле, я и так знала, когда у меня день рождения… не представляю, что с этой книгой делать. Гордиться, вроде, нечем (тоже мне, заслуга — родился!), читать нельзя.

В общем, намоталась и еле дотащила книги до дома. Теперь одна мечта: спааааать!

 

Позвонил Коля Рабочий

- поэт из нашего Лито.
И неожиданно стал приносить поздравления. Активно. Красноречиво так.

Я слегка прифигела: с чем, говорю, поздравлять? До дня рождения время есть, в лотерею не выигрывала, титула не давали… вроде, все как всегда — дождь, холодина, муж на работе, дети не звонили, кошка притащила очередную мышку и сушится у батареи, собачки украли пачку крекеров и счастливы… рутина…
А он отвечает: я, мол, был в Союзе писателей и купил там книгу «Лучшие поэты и писатели 2013″ (или как-то так, наподобие, что-то я не запомнила). А там, дескать, твоя большая подборка.Замечательная. Вот с этим и поздравляю.

Засим он передал привет и поздравления от остальных лито-вцев (хи, то ли литовцы, то ли лит. овцы получаются! — ну да ладно) и распрощался.

А я сижу в некотором остолбенении. Ничего не помню и не знаю про этот сборник. Конкурс, что ли, такой был?! Ну, тогда я про него начисто забыла. Вот растяпа-то. Надо, выходит, ехать в Союз, узнать. Себе бы надо купить, что ль. И посмотреть, что там за «прекрасная подборка».

итак, что же в результате было сказано о романе

я высказалась примерно так:

…череда героев романа — кунсткамера всех видов тех чудищ и той нечисти, которую вынесло наверх в 90-е годы, когда вдруг выяснилось, что нелюдей кругом немало, и многие из них просто раньше маскировались, носили человеческие маски. А еще что темный цвет — это не обязательно черный. Ведь роман — не фотография, а картина. И художник вправе сгущать краски, чтобы показать читателю что-то, на его взгляд, важное… А краски при сгущении темнеют…

и фотографии (снимала Катя Берген)

Остальные фотографии здесь:  http://my.mail.ru/mail/lillidoll/photo?album_id=8980

Цитата без комментариев

Заметка

'Дискредитации подвергалось все – и прошлое, и настоящее… Большой психологический эффект вызвало широкое обсуждение заражения двадцати детей СПИДом в больнице города Элиста в Калмыкии. Этот случай показателен тем, что в те же дни в Париже Национальная служба переливания крови Франции, скупая по дешевке кровь бездомных и наркоманов, заразила СПИДом четыре тысячи человек, но об этом у нас сообщили вскользь'.
(с) 'Забытая история русской революции, Калюжный, Валянский

Сегодня

Заметка

В Москве, в метро на Кольцевой линии, на остановке Парк Культуры сегодня вечером произошло задымление. Где-то около 21 часа в поездах погас свет, кроме табло. Было объявлено,что поезда дальше не пойдут, всем предложили выйти. На станции был дым, люди начали прикрывать шарфами лица. Говорили про приостановку движения.
Чем закончилось, не знаю, в новостях пока ничего нет.

дождливое

…дождик-дождик, перестань,
я поеду в Арестань,
богу молиться,
Христу поклониться,
ты не капай — не части,
ясно солнце не засти!

Так мы кричали в детстве, бегая босиком по лужам вдоль деревенской улицы. И свято верили, что это и впрямь помогает от дождя, так же верно, как задавить лягушку — к трехдневному ливню…
Тогда не знала, и теперь не узнала, что это за таинственная «Арестань» — никто не мог сказать, даже прабабушка…

А мы бегали по лужам, и кричали этот волшебный стишок, и прыгали, и хлопали в ладоши — и вдруг в разрыве облаков показывалось сапфировой голубизны небо, такое чистое и сияющее, как цветы дикого цикория по краю поля! Ведь действовало, я точно помню… а теперь нет — видно, надо крепко верить, и без этой составляющей верное средство превращается в ничто… или в нечто даже вредное… уводящее от исполнения загаданного окончательно…

Неделю — дождь. Не прерывающийся, сильный… Вчера на полном серьезе обсуждали с соседями, не пора ли закупать мешки и песок — мало ли, дамба понадобится… Из подвалов и так насосы у всех на всю мощь воду откачивают…

В саду все такое промокшее и поникшее, что жалко смотреть. Только желтая роза уперто цветет, не желая признавать, что ей тоже неуютно под постоянным холодным душем.

А я, что я… сожалею, что не купила набор для вышивания… и шерсть со спицами и крючком… ищу по интернету столик для кухни (сколько можно жить с садовым! странно ведь, однозначно)… и думаю, чем бы таким заняться, антидепрессивным: то ли гонять сферического коня в вакууме, то ли искать черную кошку в темной комнате, в которой ее нет, то ли сову на глобус натягивать…

Вернулась чуть живая

с интервью. Журналу "Российский колокол".
Из-за жары сидели с журналистом Александром Алексеевым — очень приятный сероглазый стройный мужчина средних лет, мне прежде незнакомый — в кофейне, попивали кофе, и разговаривали плюс-минус о поэзии (это было довольно интересно) и обо мне (а вот этого я не люблю!).
Юля носилась вокруг с фотоаппаратом. Задача её оказалась, мягко говоря, нелегкой: солнечный свет лупил прямо в стеклянную стену, а у меня волосы высветлены до крайности, да и сама не так чтобы мулатка. Хоть и пытаюсь гордиться своим довольно жалким загаром, приобретённым ценой неимоверных усилий. Самое весёлое, что приличную аппаратуру мы тоже не успели найти и привезти, очень уж как-то поспешно это интервью вклинилось в наше размеренное летнее существование. Так что на вооружении у моего фотокора оказалась не блещущая новизной мыльница и камера айфона.
Александр делал вид, что не особенно шокирован этим. Я ему благодарна.

Что сказать о самом интервью? Множество умных вопросов, предполагающих умные же, отдающие академизмом ответы, всегда было способно ввести меня в ступор. Внутренний. Потому что мудрости наскрести я не могу даже по сусекам, а от "правильных" рассуждений у меня обычно начинается мигрень. Но болтать, находясь в подобном состоянии, я не перестаю, а начинаю. Поэтому искренне подозреваю, что несла та-а-акую пургу! Старалась говорить правду, это да. Но толку?
Ладно, журналисты-профессионалы способны выжать сок даже из пемзы и кремня (по себе помню, когда-то сама немало интервью взяла, и не только у тех, кто был способен внятно и связно излагать имеющие смысл идеи), так что надежда, что из этого безнадёжного предприятия выйдет что-то путное, пока не потеряна.

Что в этом хорошего? Ну, наверное то, что журнал также взял несколько стихотворений. Льщу себя мечтой, что они будут опубликованы. Вроде, выбрала не самые плохие.

И несколько фотографий. Конечно, это не те, что окажутся в журнале. Это просто отчет о происходящим, зафиксированные случайные мгновения быстротекущей жизни…
Я, соответственно, старуха-старухой (но охотно прощаю всем согласие с этим утверждением: три недели с постоянными сердечными приступами вряд ли могли пойти на пользу внешнему виду!). Зато подстриглась.