Ночью думается иначе, чем днём

Думаю вовсе не о майдане, революциях и даже не о гражданских и прочих войнах.
В конце концов, каждый муравейник, точнее человейник, волен жить как ему угодно и устраивать внутренние разборки… и даже выходить за пределы — и устраивать веселую жизнь всем соседям. Просто потому, что у людей это в обычае, и они так поступают. Все и на постоянной основе. Хорошо это? плохо? нормально, ибо это случается. Регулярно, настойчиво и неизбежно.
Законы, по которому живут человеческие общества, не так уж человечны. Жизнь отдельного человечка-муравья дешево стоит, а его счастье — и того меньше. То, что у него 56 размер головного убоора, дела не меняет.
Индивидуально-то мы разумны, а как вид — нет. Как вид мы те же лемминги, на которых влияет всё подряд, кроме разума. Вот пятна на Солнце влияют, а элементарные доводы обычно нет. Громкие лозунги влияют, а их очевидная невыполнимость нет… Перенаселенность влияет, и среднегодовая температура, и всё, всё что угодно… мы все вместе — зверюшки, причем стайные и хищные, — это только по одному мы люди и хотя бы иногда мыслим, чувствуем и поступаем соответственно.

А думаю я сейчас о том, о чем обычно разговора не поддерживаю, причем любой ценой — могу вежливо уйти, сменить тему, могу нагрубить… можно запретить себе говорить, можно даже запретить себе думать… вот только второе не срабатывает. Так что думаю — и молчу…
Хватит и сиюминутного наброска на листочке в клеточку…

bsp;

не повезло

все еще болею. А сегодня уже позарез надо было съездить в СП, просто чтобы не подвести другого человека. Ничего страшного, вроде ведь, было значительно лучше.
Но какой-то гад в набитом вагоне электрички распылил слезоточивый газ. И с места не двинешься — некуда, не то что в другой вагон перейти. Так и ехали. Сумели открыть одно окно и не закрывали дверь в тамбур. Хотя все равно коллективно обрыдались (в горле першит до сих пор).
В результате я все-таки добавила, и теперь опять борюсь с температурой…

Сегодня я действительно поняла, что сменилась эпоха

Нет, я и раньше знала про новые технологии, пользовалась е-буком, айфоном, интернетом и тому подобными полезными вещицами. Но как-то это все появлялось постепенно. Словно свое отражение. Оно вроде не меняется. А потом начнешь смотреть семейный альбом, посидишь, полюбуешься на себя и друзей в школьной форме или в стройотрядовских тужурках… и после этого без валокордина к зеркалу лучше не подходить :)Вот такой разрыв шаблона накрыл меня сегодня.

Иду на электричку. Около платформы стоит синеватый от холода таджик, торгует сливами, какими-то сухофруктами и семечками тыквы. Мимо идет парочка старичков лет за восемьдесят. Трогательные такие, в почти одинаковых сереньких пальтишках и вязаных шапочках — только у него шапочка с козырьком, а у нее с помпончиком. Он тяжело опирается на трость, она семенит следом, явно его страхуя, чтобы, не дай бог, не упал. Это ни к чему, дорожка посыпана песком, совсем не скользкая. Видимо, это просто привычка.
Старичок что-то рассказывает. Громко, как большинство глуховатых людей. Жена слушает и периодически поддакивает.
Таджик бросается к старушке и начинает расхваливать свой товар, особенно упирая на то, что сливы из своего сада, без всякой химии. Старушка — женщина же, сколько бы там лет не набежало — притормаживает и начинает рассматривать товар, а ее муж продолжает идти. Шагов десять проходит и вдруг замечает, что ему никто не отвечает и что он остался один.
Оборачивается. Останавливается. Некоторое время смотрит на то, как продавец расстилается перед его женой. А потом с упреком говорит:
— Пойдем, поезд скоро.
Старушка отмахивается — сейчас, мол, я недолго.
— Пойдем, говорю! — повторяет дед более решительно и резко. — На что тебе эти сливы, интернета, что ли нет? Закажи — к самому порогу доставят! Еще не хватает отсюда тащить. Я тебе, если хочешь, сам закажу в «утконосе»!
Старушка кивает таджику и, улыбаясь, семенит за мужем, приговаривая:
— Да-да, конечно, я не подумала. Все равно заказ делать, у нас и масло кончается… Ты прав, ты прав…
А у самой голова трясется, и седые пряди из-под шапочки, и вся она такая старенькая и сухонькая, словно цветочек из гербария…

Вот тут-то я и поняла, что сменилась эпоха.
Бесповоротно.

Несерьезный пост просто так

Путь к себе

Шел я лугом, шел я лесом,
полем шел и между гор,
лез по скалам я отвесным,
покорял морей простор, -

и ничуть не сомневался
в том, что выбран верный путь.
Мной вопрос не задавался —
повернуть-не повернуть!

Время шло, попутный ветер
шевелюру мне трепал, —
и совсем не вдруг заметил
я, что путь делиться стал.

Вот налево съезд с дороги,
вот направо поворот…
И не то, чтоб в чисто поле,
нет: куда-то, блин, ведет!

Ну, иду себе. По торной.
Там, где тысячи прошли.
Верил, верил я упорно
в круглость матери-земли!

Полагал: иду где ходят,
значит, я ведом судьбой!
Дураки по хлябям бродят,
я — дорогой столбовой!

Вдруг однажды — бац! развилка.
Сразу целых три пути.
Как решиться без бутылки,
по которому идти?

И дорожный указатель
не поможет мне ничем.
Вправо — «в никуда». Не катит.
Влево — «пропадешь совсем».

Прямо — «мучиться неложно,
много думать и страдать,
но себя найдешь… возможно!», —
а дороги не видать.

Мде. Не очень перспективка.
Только выбор невелик.
Эй, ты где там, Бурка-Сивка!
Едем, что ли, напрямик?

Нету Сивки.
Бурки — тоже.
Босы ноги — да простор.

И никто мне не поможет:
Сам себе я режиссер.

О болгарском сборнике

Болгарским я, увы и ах, не владею, но имя основной переводчицы — главы бригады, ткскзть — Елки Наголовой даже мне, темноте непроглядной, было знакомо. Известный болгарский поэт. Что тешит и умасляет.

Хотя, конечно, попытавшись со своим московско-русским прононсом прочитать болгарский текст вслух, вначале вывихнула язык, потом получила острую боль в щеках и усталость диафрагмы — нельзя столько ржать. Ну… я не серьезная. Хотя и не весёлая.

Особенно добили кукувици, которые кукат, черупка рапанова, таласъм, который брадясал (или наоборот? ХЗ, шоб я знала!) и, наконец, чужд прозорец.
Зато очень понравилось, что оказалась предтечей (так и хочется спросить: чего именно, э?) да еще с дамаскиновым мечом.

Почувствовала себя, как в кино, ей-ей. Или в какой-то РПГ-ролевухе типа последних «Героев» или нового «Дьябло». Паладин сэр Томас собственной персоной, причем персоной, объединенной с магом минимум пятого уровня.

Ну а вот, наконец, и сам сборник (а то чуть главное не забыла, пока трепалась).

ну и первый разворот того, что до перевода было моими стихами 

На сей оптимистической ноте отчет лучше закончить.
Потому как остальное было далеко не так забавно — пройти все литагентство, поговорить с каждым чуть не по часу, обнаружить, что автомат с кофе куда-то умыкнули — и теперь ни кофе, ни чая не найти… да еще забыть взять газеты и журналы… йех. Это не слишком интересно.

Но в целом — все не так уж плохо.
То есть довольно даже хорошо, est-ce pas?

остров, дверка и белая кошечка

У всех бывали странные фантазии в детстве… некоторые — сиюминутные, а некоторые — устойчивые и надолго.

Я вот, к примеру, верила (а может и сейчас верю!) в волшебную дверцу и в белую говорящую кошечку.
Дверца была маленькой, туго открывалась, а за ней был тропический коралловый остров. С маленькой пристанью, где качалась лодка с косым выцветшим парусом и длинным рулевым веслом, с розовым домиком, у которого на окнах были деревянные, когда-то крашеные, а теперь здорово облезлые жалюзи вместо стекол, с пальмами, ручейком, птичками и прочим — я долго могу описывать этот остров, я его прекрасно помню и бывала там множество раз. Дверка меняла положение, ее приходилось каждый раз долго искать и очень хотеть найти, иначе она не появлялась. На остров можно было уйти, прожить там день или месяц, а потом вернуться — и за это время дома проходило всего от трех до пяти минут.
Мне даже сейчас, когда я все понимаю, кажется что это было. Я помню — и все тут!
Иногда так и начала бы снова искать эту дверцу… да.

С кошечкой сложнее. Я ее не встречала. То есть встречала, но всегда мельком и мы все никак не могли поговорить. А она, между прочим, знала все ответы на все вопросы, только не всегда останавливалась и отвечала… Она могла рассказать, как выйти из любой ситуации. Правда, мне не приходилось просить ее об этом, я как-то всегда сама выпутывалась. Но привычка была — можно считать это смешным, но мне в детстве очень помогало — спрашивать себя: а что бы сейчас посоветовала белая кошечка? И как-то сразу и само собой становилось понятно, что делать и как поступить…
А видела я ее обычно в ситуацих, когда было не до разговоров. Когда я была в реальной опасности. Потерялась на большом пляже (мне было 4 года) — она бежала впереди и вывела точно к маме. Потом, когда я застряла на крыше амбара, потому что лесенка упала. Она прыгнула на каменный забор — который я до того вообще там ни разу не видела — я за ней, а оттуда спустилась — и кинулась к дому. Бежать было прилично, это было за селом и даже за левадой, причем с другого края деревни. Через год или два я снова забрела к тем постройкам — но не увидела никакой стены, и даже никаких от нее остатков.
Я знаю, что это фантазия и что так не бывает, но… и сейчас узнала бы эту кошку хоть из сотни. Она белая, гладкошерстная, с удлиненной мордочкой и сиреневыми глазами. А еще у нее желтоватое пятно между ушей и она часто сидит в такой статичной позе, вытянув шею и держа голову очень прямо, как египетские статуэтки из погребальных коллекций. Мне кажется, она и сейчас порой мелькает — то под ногами у прохожих, то выглянет из-за угла, то юркнет за куст, стараясь остаться незамеченной.

А у вас… были фантазии? Нет? А может, есть прямо сейчас?

что-то на душу легло

Не знаю, что не так.

Может, пятна на солнце, или мороз, или вечный ремонт, или еще что.
Вообще-то ведь все хорошо.
Вышли программы, напечаталось интервью, прошли публикации, с Лебединским договорилась, что приеду, когда выйдет очередной номер «Музы» (а то он обижался, мне кажется, — а у меня все никак не получалось добраться из-за самочувствия). Даже с книгой, вроде, проблема вот-вот разрешится, во всяком случае, Саша сказал, что скоро тираж уже будет у него… и даже долгов, вроде, не будет никаких, набрала сколько надо, чтобы отдать всё и всем.
Это тема, конечно, непопулярная, но я реально лезла на стенку от огорчения, ухитрившись потерять очень приличную сумму. Не украли, не облапошили и даже не в казино просадила, а просто посеяла по своей вечной рассеянности. Уж лучше бы правда проиграла или кинули — хоть было бы, что вспомнить! А так…
но вот тоски не было — злость и огорчение были, да, а сплина нет. А вот теперь, когда все решилось и наладилось — буквально хоть волком вой.
Холод какой-то, внутренний.
Сегодня выхожу из бани, а у нас у входа там маленькая елочка растет. Не знаю точную породу, декоративная такая, мелкая, густая и правильной формы, хорошенькая до невозможности. И вот ее мелким снежком всю засыпало, стоит она беленькая, сверкающая и похожая на мороженое из рекламы. Нигде из-под снега ни иголочки не видно, просто белый идеальный конус. А я на нее смотрю и думаю: вот у меня внутри сейчас так же. Бело, чисто, пусто и холодно…
В бане пар — с эфирными маслами, душистый, пиво замечательное, мужчина красивый, и полки из палисандровых досок, и кресло-качалка, и длинный махровый халат, и березовые запаренные, а также бамбуковые, мои любимые, веники — ну все великолепно. А не радует. Как фальшивые елочные игрушки из старого анекдота.
Истощение какое-то… только не телесное, а душевное.
Лета бы кусочек.
С детства мечтала, чтобы была у меня в комнате такая небольшая дверца, чтобы можно было в нее войти — и попасть на коралловый остров. Пальмы, море, пляж, лодка с парусом, маленький розовый домик… в лагуне рыбки и кораллы всех цветов радуги… небольшой ручеек с хрустальной водой, разноцветные птички чирикают, дельфины к самому пляжу подплывают… и чтобы можно было пробыть там сколько захочешь: час, день, неделю, — а потом вернулся, а дома прошло минуты две-три!
Я даже регулярно искала в детстве эту дверцу, почему то в уверенности, что она непременно где-то есть, только я не знаю, где именно.
Вот сейчас бы найти, а?
Если найду, напишу. Может, кто со мной захочет…

Чудесное спасение

Ура!!!!! Кошку нашли и спасли!!! Трое суток высоко в гуще ветвей на огромной ёлке посреди дикого леса в ветер и дождь! Жива, но еле дышит и в шоке. На табуретку приходится подсаживать, бегать не может, кушать не может — только полизала ряженку, а корм и мясо не ест… но жива! Но нашлась!

Подробнее о том, как спасали кошку, а также о многочисленных новостях и событиях последних дней напишу, может быть, как-нибудь потом, сегодня просто с ног падаю…

Радио-трабблы

Есть у меня знакомый, который отлично ориентируется в тонких мирах и способен делать нереальные вещи. Можно верить, что он маг, можно думать, что умеет работать с ноосферой (той, по Вернадскому), можно еше как-нибудь объяснять, но у меня склад ума научный, так что я просто констатирую факт.
И вот он мне сказал, что у него, мол, есть отличная специальная серебряная лопата, чтобы отгонять неприятности. В том числе — от меня.
Ну, шутка конечно. Из тех, в которых есть доля шутки.

Вчера у меня денёк не задался. Пришел целый ворох оскорбительных писем от нескольких персонажей, который, как я полагала, уже не фигурируют в моей жизни. Что их так всех скопом припекло — это я не знаю, и гадать не собираюсь. Но так вот совпало. Я расстроилась, конечно.
Потом пропала кошка. Мы ее искали весь вечер и не нашли.
Потом замолчал телефон. То есть звонок есть, но видишь это потом, в сообщениях. А звонить не звонил. Проверила — сигнал установлен номальный. Значит, что-то со связью, бывает.

И в довершение случилось вот что: должна быть запись на радио. Назавтра (то есть теперь уже сегодня). Договорились, все дела, жду сценарий. Но нет и нет, не присылают. В час ночи соображаю, что утром, т.к. в шесть выезжать, точно не успею глянуть. И набираюсь нахальства, стучусь журналистке в фейсбук. Где, мол.
Она очень оскорбленно отвечает:
— Так вы же отказались от эфира! Мы тут весь день выкручиваемся, думаем, чем заменять!
Я, шокированно:
— КОГДА? Не отказывалась я.
Она:
— ЧТО???
Немая сцена…

В общем, разобрались. Их секретарша попутала письма, и неправильно доложила. Отказался какой-то другой литератор и вообще это относилось к другой передаче.
Так что я все-таки еду, хотя запись теперь в другое время.
В результате сценарий прислали в три ночи. В шесть мне выезжать.
Совершенно нереальный случай.

А друг говорит, серебряная лопата… Какая лопата! Тут впору запечатываться в зеркальный серебряный кокон и еше с колючками наружу… и то поможет ли, потому что это уже не невезуха, а какая-то черная дыра.