презентация сборника «Кавказский экспресс»

Хороший сборник. У меня там стихи.
И делали проект хорошие люди. Спасибо всем, особенно художнику, журналисту, поэту Марату Гаджиеву, который был мотором и душой всего дела.

Без компаса или Журнал о всякой фигне 2017-03-13 14:37:05

Я молила Господа о добре,
чтобы жить нам благостно и светло,
чтобы каждый овощ – к своей поре,
и в руках – надёжное ремесло.

Я молила Господа о любви,
чтобы смеха детского – полон дом,
чтобы взгляд мой ласковый ты ловил,
улыбаясь вечером за столом.

Я молила Господа о пути,
чтоб не убояться мне зла и бед,
чтобы с каждым шагом – душе расти,
расцветая дивно, как маков цвет.

Я молила Господа о душе,
чтоб огнём пречистым она была,
чтоб сквозь искушенья – в грязи, в парше –
совесть, словно компас, её вела.

Я молила Господа о судьбе…
Но смеялись ангелы на горе:
– Женщина, ведь жизнь и дана тебе,
чтоб радеть о совести и добре!

чёрный пёс

Пёс вокруг усадьбы бродит – угловатый, дикий, чёрный,
то сливается с туманом, то глядит из темноты.
Он следов не оставляет, хоть и движется проворно –
не помял ещё ни разу ни сугробы, ни цветы.

Этот странный пёс безмолвный кажется игрою света,
тихо он круги сужает каждый день и каждый час –
то в дыму метели виден остроухим силуэтом,
то в пруду среди кувшинок отразится жёлтый глаз.

Он мелькает где-то рядом, не бросается, не лает,
но упорен и уверен – и яснее каждый раз,
что упрямо, неотрывно он за нами наблюдает
и всегда сосредоточен исключительно на нас.

Ощущение – как будто на стекле лежишь предметном,
и грехи твои считает Некто, глядя в микроскоп.
Безопаснее и легче серым стать и незаметным,
слиться с фоном, потеряться словно маленький микроб.

И всё чаще замираем мы, забыв, что шли куда-то,
чаще чувствуем мурашки на плечах и по спине.
Что узнал о нас бесстрастный и холодный наблюдатель,
если мы себя и сами понимаем не вполне?

Мы ослепли и оглохли, как обмотанные ватой.
Тихо в доме. Замирает на губах весёлый смех.
Чёрный пёс подходит ближе. Неотступный соглядатай
не грозит, не нападает – лишь рассматривает всех.

Жизнь под лупой. Ощущенье, что исчислен ты и взвешен,
что конец тебе положен и известен результат.
Словно соль в воде горячей, растворен ты и размешан.
Ты еще не уничтожен – только пойман и распят.

дети зимы

Им не надо фанфар и громких побед,
этим детям зимы.
Они просто верят в добро и свет
в шаге от вечной тьмы.

Они словно растут из этой земли –
солью подземных вод.
Они – те, что выжили и смогли.
Древний упрямый род.

Детей здесь растить им и строить дома,
крест без жалоб нести.
В их мыслях привычно царит зима.
Как от неё уйти?..

Мира первооснова – их кровь и пот,
их бесконечный труд.
Кто с разномастных трибун орёт –
в жизни их не поймут.

Они знают множество страшных вещей,
то, о чём не прочесть.
Им часто смешно от наших речей –
знающим жизнь, как есть.

Когда умники «против», и те, кто «за»
их за собой зовут,
они лишь мрачно отводят глаза –
чуют, что все им лгут.

И пусть медленно копится лютый гнев,
но, как девятый вал,
однажды бесследно он смоет тех,
кто «быдлом» их называл.

передача на канале «Русский мир»

Недавно ездила на радио, где Наталья Осипова делала со мной радиопередачу «ЧЕРЕЗ ПРОСТРАНСТВО СМОТРИТ РУСЬ В ГЛАЗА МОИ». То есть — я была у нее в гостях, в ее программе КУЛЬТУРНЫЙ СЛОЙ на радиоканале «Русский мир»
Вот что из этого вышло:
http://www.russkiymir.ru/media/radio2/programs/all/229373/
но я подумаю об этом завтра, сейчас — в book report typer полусне.

Кроме меня и Наташи — там незримо присутствовала рок-группа Felidae: в программу вошли две их песни на мои слова.

Спасибо, essay-smart.com Наташа!

#Русскиймир https://kiteessay.com/essay-writing #Поэзия #Музыка #Felidae

Златни пясъци

пришел сборник "Златни пясъци" — билингва, русско-болгарский.
У меня там стихи:
Дети спят
Мой дом
1918 год
Позабыть города
Я — русская!
Вестник
"И был вечер, и было утро"
Голоса
Хозяйка
Любовь пройдёт
Ненужный
Это я
Невидимка
Дверь
Мужчина
Мой друг собрался в дальний путь
Мартовский блюз
Ева
Семья
Постояли
Гость

Сборник красивый. И друзей там немало.
Приятно :)

Шалтай-Болтай

Дорогой Шалтай-Болтай
с ликом благостным и гладким
говорил, что всё в порядке,
что страна – цветущий край,

что почти уже дошли
мы к своей великой цели,
что врагов мы одолели
и отчизну сберегли,

что отстался только шаг
нам до счастья и свободы,
что забудутся невзгоды,
что бессмертен алый флаг.

И слова его текли
сладкой патоки рекою -
и как стадо к водопою
за словами люди шли.

Но однажды треснул он.
Вслед за ним — и вся держава.
Отовсюду — слева, справа -
похоронный слышен звон.

Но каток времён вперёд
мчался, дикий и угарный –
лишь народ неблагодарный
мёр по миллиону в год.

И мелькали у руля
то Шалтаи, то Болтаи –
убедительно болтая,
отвратительно руля.

Сколько можно слушать их,
гладколиких, гладкотелых,
на словах – святых и смелых,
по делам – совсем пустых!

Не пора ли прозревать -
и, от сладкой лжи не тая,
не Шалтаев, не Болтаев,
а людей на царство звать?

(с) Лидия Рыбакова

Балет

В туретчине — майдан.
Балет по всем каналам.
Что ни включи, всё танцы да ревю…
Мы плясок этих видели немало.
Смеются русские — у русских дежавю.

Бельгийцы, немцы смотрят удивлённо:
чему смеются? этим антраша?
А наши только хмыкают смущенно:
мол, не поймёте: русская душа…

Мы помним танки прямо возле дома,
и пятилетку пышных похорон,
политиков — заправских пустозвонов,
страну втянувших в этот лохотрон…

Как объяснить? Смешного, вроде, мало.
Как выжили — мы промолчим о том.
Но помним — всё! балет по всем каналам
нам очень, очень хорошо знаком.

Моя душа уходит в спячку

Моя душа уходит в спячку,
в берлогу вход законопатив –
билетов в будущее пачку
швырнув на коврик у кровати.
Заспинный шёпот слыша ясно,
кивает с глупою улыбкой,
и верит: жизнь была прекрасна,
хотя была сплошной ошибкой.
Актёр, заламывая руки,
смешон – герой смешнее втрое.
Сюжет истёрт до дыр, до скуки –
чернил потраченных не стоит.
Пора заканчивать.
Полушка –
цена спектаклю про урода.
Закройся, занавес: Петрушка
устал в руках у кукловода
скакать, смеяться и дубинкой
махать налево и направо.
И быть кому-то половинкой.
И обижаться за державу.

Как умею…

Говорят, что не тот подход.
Говорят, что не так живу.
А по правде: наоборот.
Как умею – так и плыву.

Борщ и зелье могу сварить.
Бубен слушается меня.
С полем, с лесом поговорить –
мне несложно, ведь мы родня.

Юбка – радугой, бурей – пляс,
а звезду поймать наяву –
это просто, да хоть сейчас.
Как умею, так и плыву!

Хочешь, время приторможу?
Хочешь, свет изловлю в ладонь?
Все миры тебе покажу,
только там – ничего не тронь.

Мой герой, что пришёл с холмов,
хоть не жду я и не зову,
ты – рыбак или ты – улов?
Как умею, так и плыву…

Жизнь бездонная – океан,
среди волн, отражений, гроз
выплываем мы – ин и ян,
вместе спаянные всерьёз.

Кто здесь Герда и кто здесь Кай?
Важно только, что мы – вдвоём
Всё неправильно?
И пускай!
Как умеем, так и плывём!