По поводу одного ударения

Заметка

Да, я знаю, что силлабо-тоническая система знаменита чёткой расстановкой ударений.

Да, я умею это делать лет, этак, с пяти.

Да, это, по моему мнению, иногда вполне подходящая стихотворная форма.

Да, а иногда — довольно-таки скучная.

Но нет! я уверена, что не единственная.

И нет! Я не пользуюсь ей всё время.

Напротив: я люблю выкладывать сложные ритмические узоры. В одних стихах они повторяются от строфы к строфе, а в других и этого нет… это вроде свободной живописи… когда есть нечто объединяющее, но мотивы всякий раз разные — типа как в ирландском кружеве или в каменной резьбе церкви Покрова на Нерли.

Не скажу, хоть так говорить сейчас и модно, что это «моя фишка», нет. Это не стремление выделиться, просто в работе со словом я делаю то, что мне интересно. А период тритатушек-тритата ради них самих и выдуманных когда-то кем-то правил у меня прошёл, и уже довольно давно.

Почему я вдруг взялась делиться этими «неправильными» мыслями и странными идеями? А потому, что один мой друг обратил моё внимание на «нарушение ритма» в «Песне девушки-славянки». Так вот — я не делаю детских ошибок. Это не сбой и не нарушение, это мое представление о том, что и как я хочу изобразить в звуке, рисуя задуманный смысл. ТАК ДОЛЖНО БЫТЬ. А если это непонятно — прочитайте стихи еще раз… прислушиваясь и улавливая интонации… Все понимают, хотя иногда не сразу.

Лестница в небо

(о книге А. Крючковой «Мои любимые стихи»)


 

Лестница в небоЭту книгу нельзя бездумно листать, одновременно глазея по сторонам или отдавая часть внимания телепередаче. С первой же страницы читателя как в омут затягивает иная реальность, созданная той, что говорит о себе: «Измерений привычных – вне!/ Не из этого мира – изгой!» Читатель вдруг оказывается в мире, прямо здесь и сейчас сотворяемом из света, любви, горечи и надежды ее живой и трепещущей души. Это – вселенная! Особенная, похожая и в то же время не похожая на иные, «не от мира сего».

И ты невольно замираешь, словно именно к тебе обращены слова автора: «Прохожий, приостановись!/ Не стань очередной ошибкой!/ И незнакомке улыбнись/ Знакомой – вам двоим – улыбкой». И читателю не хочется быть ошибкой. Он уже здесь, рядом, и его сердце, поддавшись ритму (сродни пульсации галактик), бьется в такт. И хочется встать рядом, чтобы вместе с поэтом «по битому стеклу гулять,/ На огромном костре гореть».

Александра строга к слову, она прямо, с лаконичностью и убежденностью девиза, утверждает, что «правда – в суровом молчанье,/ Лживым бывает лишь слово!». Но этому не стоит верить. То есть да: слово, конечно, бывает лживым. Но не слово поэта! Поэт обнажает душу, а душа, не спрятанная, открытая миру, не умеет лгать. Ни себе, ни читателю. И если она говорит, что «так хочется остановить часы/ И помолчать о чем-то невозвратном!» – значит, это так и есть, причем «от печали о прошлом нет средства» именно у автора, а не у бледной тени лирического героя.

Может, потому и пронзительны строки, что написаны не «от первого лица», а от себя. Настоящего. «Всамделишного», как сказал бы ребенок. Устами которого, как известно, глаголет истина.

«Послушай Тишину:/ В ней – сотни голосов…» – советует поэтесса. Ей ли не знать! Той, кому «открываются таинственные смыслы», той, которая точно знает, что возможно «хоть на минуту/ Забыться,/ Чтоб изнутри/ Не сгореть!/ Броситься вниз,/ Но… не разбиться,/ А – полететь…»

И хотя она знает разочарования и, как любой человек на свете, порой готова кричать от боли, но горькая констатация «Ты скажешь, что время – врач,/ Ты знаешь, что это – ложь…» соседствует с надеждой, и она благословляет каждое мгновенье жизни хотя бы «за то, что каждый в жизни миг/ Не повторяет предыдущий».

Эта книга воспевает любовь. Какой бы она ни была. Пусть горькой, пусть несправедливой, пусть… Зато настоящей и глубокой, ранящей душу, пробивающей ее насквозь. «Это – Любовь! Послушайте!/ Не наступайте пятками! –/ Я открывала – Душу! – Вам –/ Штопанную! С заплатками!»

Эта книга, говоря словами автора, «лестница в небо». Чтобы подниматься по такой, потребно мужество. Это понятно и читателю, и автору. Оба они – пленники судьбы, но не только. Пусть Пути судьбой уже размечены, а замысел Творца нелегко постичь. Все равно! Мы – люди, а человеческая душа способна объять вселенную. Человек – не гость в ней, а тоже творец… Через него, через его сердце проходит на самом деле путь в будущее.Эта книга воспевает любовь. Какой бы она ни была. Пусть горькой, пусть несправедливой, пусть… Зато настоящей и глубокой, ранящей душу, пробивающей ее насквозь. «Это – Любовь! Послушайте!/ Не наступайте пятками! –/ Я открывала – Душу! – Вам –/ Штопанную! С заплатками!»

«Мы – по касательной – Воины Вечности/ В беспрекословной бессонной бессменности».

И это, может быть, самое главное. Осознание себя.

 

критическая статья

тут http://sodruzhestvo.su/avtor/podolski/Ribakova.php

А сегодня вечер творчества этого же автора, в 18-30 в ЦДЛ.
Мне там надо выступить, скоро выезжаю.
Не очень четко представляю себе, что сказать о его новом романе "Инвестком". На презентациях принято говорить о плюсах. И они есть, много. Но есть и минусы. Которые как-то обычно обходят на праздниках! А как оторвать одно от другого.
Опять же, я критик еще тот — то есть у меня, несомненно, вкусовщина царит. У других тоже, но мало кто признаётся… Так вот, я не люблю ничего мрачного. И беспросветного — тем более. Не по причине малой художественности или, к примеру, несоответствия правде жизни. А чисто по собственным фанабериям, вот не люблю и всё!
А роман достаточно тяжелый и безнадежный. Что вполне соответствует реальности — он о 90-х. У меня и так о том времени не самые лучшие воспоминания… да еще история о риэлторах и их работе… а с риэлторами я тогда столкнулась не в лучшем варианте. У меня были все шансы оказаться на месте облапошенных, потерявших жилье, деньги, а то и жизнь, героев Подольского — я жила в крутой квартире в центре, превращенной когда-то в коммуналку. Нас тоже кладбищенские вороны-риэлторы спали и видели выкинуть (хоть из квартиры, хоть из жизни) за бабло, о происхождении которого никто никогда не спросит — как тогда бесстыдно пообещал жуликам ЕБН.
У меня тогда получилось разбить их планы и нормально, практически без жертв, суметь обменять свои комнаты… Хотели обмануть, да обломались, за руку поймала… погорели сами, вылетев с работы, — даже офис той недоброй памяти фирмы пришлось в нашем городе закрыть из-за судебного решения… но я знаю, что так везло далеко не всем.
В общем, трудно мне будет говорить одни комплименты книге.
Трудно.

к записи от 26.08.2013 (О да, ужасно счастливая)

Оказывается, мое эмоциональное выступление показалось некоторым читателям интересным своей фактической частью. Раз появились вопросы, даю ссылку на две статьи об этом, когда-то опубликованные в газете "Особенные дети". Фактическая часть там отражена гораздо лучше, чем в моих нервных выплесках.

"Борись за себя сам" http://nikitin.wm.ru/almanath/HTML/Lika/boriss.htm
"Выжить и победить" http://nikitin.wm.ru/almanath/HTML/Lika/victory.htm

и, почти по Шекспиру, дальнейшее на эту тему — молчание.

Зачем нам нужно великое русское Слово?

На глазах моего поколения Россия из самой читающей страны мира отодвинулась по востребованности литературы на уровень стран третьего мира. В какой-то мере, видимо, это связано с коммерциализацией общества, с отсутствием серьёзной поддержки со стороны государства. Это ведет к тому, что поэту и живописцу, артисту или музыканту постоянно приходится бороться с ветряными мельницами. Телевидение недоступно безденежным исполнителям, издательства не издают безденежных писателей. Нет элементарного внимания к судьбам, талантам и личностям. Вокруг творца — непробиваемая стена равнодушия. А это очень опасно.
Духовная нищета — самая страшная беда, которая может постигнуть народ, поскольку одичание мешает строить, оно может лишь разрушать. Без подъема культуры и нравственности — не быть созидателем, утопая в невежестве — не стать хозяином в собственном доме, не научившись ответственности и любви к своему городу, стране — нельзя сделать их процветающими.
Литература — вид искусства, который оперирует словом. А ведь люди мыслят, по большей части, словами. Владение словом, таким образом, — это умение думать! Влияние литературы на развитие человеческого сознания прекрасно понимали ещё наши пращуры: «вначале было слово», «сказка ложь, да в ней намек», — говорили они.
Произведения подлинного русского искусства всегда соответствовали идеалам добра, правды, сочувствия, справедливости, совести, чести. Они неназойливо проповедовали вечные ценности, высокую духовность, патриотизм через уважение истории, лучших традиций, национальной самобытности. Именно такие произведения вошли в золотой фонд мировой литературы!
Известный футуролог, экономист и историк Френсис Фукуяма сказал как-то, что необходимо понять: корни экономического поведения лежат в области человеческого сознания. Так что даже с экономической точки зрения возвращение Слова к массовому читателю — необходимо. И этим надо заниматься.

Замечательно сказала об этом Анна Ахматова в стихотворении «Мужество»:

Мы знаем, что ныне лежит на весах
И что совершается ныне.
Час мужества пробил на наших часах,
И мужество нас не покинет.

Не страшно под пулями мёртвыми лечь,
Не горько остаться без крова,
И мы сохраним тебя, русская речь,
Великое русское слово.

Свободным и чистым тебя пронесем,
И внукам дадим, и от плена спасем
Навеки!

«За словом стоит коллективный опыт народа»

статья написана к 80-летию академика О.Н. Трубачева

Все мы – дети своего времени и своего народа. Каждому отмерено таланта и сил. Но кто какую оставит по себе память? Ведь любые, даже самые блестящие, полученные от рождения, способности можно употребить и на пользу миру, и во зло ему, и даже пустить прахом по ветру. Все зависит от выбора и целеустремленности человека.

В Долгопрудном, недалеко от станции Хлебниково, на улице Чкалова-12, стоит небольшой бревенчатый домик. Два письменных стола… Стеллажи до потолка с русскими и иностранными книгами… Картотека с тысячами карточек… Здесь жил и творил академик Олег Николаевич Трубачев.
23 октября О.Н. Трубачёву — русисту, слависту, индоевропеисту, яркой звезде на небосклоне славистики — исполнилось бы 80 лет. Ему не довелось дожить до этого дня, прошло уже более восьми лет со дня его ухода в 2002 году. Но научное сообщество, конечно, не могло пройти мимо юбилейной даты. Ведь деятельность ученого во многом определила развитие отечественного славяноведения. Он, по признанию коллег, «целая эпоха в языкознании» и «в сфере гуманитарного знания второй половины ХХ века».

О.Н. Трубачёв родился в Сталинграде в семье врача. В 1942 году ему довелось пережить страшные дни бомбардировок, семья едва выжила. После эвакуации жили в Горьком, а в конце войны поселились в Днепропетровске. Там же он окончил школу и университет. В 1952 году приехал в Москву. Работал корреспондентом иностранного отдела «Комсомольской правды», сотрудником Антифашистского комитета, учился в аспирантуре Института славяноведения АН СССР. В 1957 году защитил кандидатскую диссертацию и вскоре, по приглашению директора Института русского языка академика В.В. Виноградова, О.Н. Трубачёв создал в этом институте сектор этимологии и ономастики и руководил им до конца жизни.

Тридцать с лишним лет воссоздавал О.Н. Трубачев «русскую картину мира», являющуюся отражением глубоко взаимосвязанных исторических судеб славянских народов, их взаимодействия с судьбами других индоевропейцев — германских и романских народов, греков и кельтов. Будучи крупнейшим специалистом по сравнительному языкознанию славянских языков, он с помощью русского, чешского, польского, словацкого, словенского, сербского, болгарского и других славянских языков всю жизнь искал нашу общую славянскую прародину, даже самим фактом своих исследований доказывая, что все славянские народы одного корня. Близкие родственники. Одна семья.
Его вклад в науку исключителен. Трудно себе представить, но его перу принадлежит более 500 научных трудов! Причем область его исследований не была посвящена какому-то отдельному узкому аспекту лингвистики — науки, изучающей язык. Он занимался этимологией, изучая происхождение слов, ономастикой, исследуя славянские имена собственные и названия, много сделал в сравнительно-историческом языкознании — науке об установлении соотношений между родственными языками и их происхождении, а тому, что он сделал в лексикографии — раздел языкознания, занимающийся теорией и практикой составления словарей — пожалуй, аналогов просто не найти.
В начале 1960-х годов он перевел с немецкого 4-х томный «Этимологический словарь русского языка» знаменитого слависта М. Р. Фасмера. Это само по себе большое достижение, особенно если учесть, что эта книга была чрезвычайно востребована в европейских странах (не только славянских), как лучший источник знаний о происхождении того или иного русского слова. Но О.Н. Трубачев, к тому же, уточнил и дополнил первоисточник, и все это было сделано буквально за три года!
Впрочем, быстро и блестяще выполненный перевод столь фундаментального труда не должен удивлять, ведь изучение языков всегда, еще с детства, было его страстью. Он с детства запоминал в день по 40-50 иностранных слов, а в зрелом возрасте почти вдвое увеличил эту норму. Он знал более полусотни языков!
С 1974 года в свет начал выходить «Этимологический словарь славянских языков» реконструирующий праславянский лексический фонд. О.Н. Трубачев успел довести его до 30-го тома. Публикация словаря, выходившего с 1974 года регулярно, каждый год по выпуску, стала явлением не только славянской культуры, но и мировой славистики и индоевропеистики.
Параллельно издавались книги: «Ремесленная терминология древних славян» (1964), «Этногенез и культура древнейших славян» (1991) и другие монографии (всего 12). Эти книги создавались с использованием новой информации, полученной автором при создании словаря, который стал главным трудом жизни великого ученого.
Не менее важным он считал популяризацию научных открытий. В книге «В поисках единства» остро поставлен вопрос о необходимости знаний о происхождении восточнославянских народов во всех слоях современного общества как неизбежного фактора при выработке современных политических решений. «…Ни одна подлинно великая страна, — писал О.Н. Трубачев, — не кончается там, где кончается ее территория. Значительно дальше простирается влияние культуры великой страны, и это влияние идет практически всегда через ее язык».
Вот оно, объяснение подвижничества. Он не просто исследовал языки, он искал за этим нечто большее… Сам ученый определял предмет своего научного и жизненного интереса так: «Языкознание исследует внутренний смысл слова, обозначаемый сухим научным термином «семантика». Однако за словом и за его смыслом всегда стоит нечто большее – коллективный опыт народа, его дух, его подлинное величие – то, что будит в каждом из вас не один только научный интерес, но и дает священное право русскому, славянину любить русское, славянское, и это столь же естественно, как любить своих родителей».
Но даже с учетом огромной преданности науке и поразительной работоспособности, то, что успел сделать в языкознании и славистике О.Н. Трубачев – просто невероятно для одного человека.
К счастью, рядом с ним по жизни шла его жена Г.А. Богатова – любимая, друг, соратник. Она доктор филологических наук, главный научный сотрудник отдела исторической лексикографии и исторической грамматики Института русского языка, известный российский лингвист, лексиколог, лексикограф, историк науки, сорок лет жизни отдавшая созданию «Словаря русского языка ХI-ХVII веков». Именно вместе с женой и учениками академик О.Н. Трубачев в 2000 году разработали образовательную программу «Историческая память России», которая создавалась для того, чтобы «словари стали настольными книгами. Изучение их воспитывает не просто грамотных и образованных граждан, но — Личностей!». Сейчас Галина Александровна руководит этой программой: знакомит с русским словарным делом школьников, студентов из Академии славянской культуры, заботится о музеях лексикографов: Даля — в Москве, Срезневского — в Рязани, готовит учебные пособия по лексикографии, конференции к юбилейным датам лексикографов. Она же возглавляет фонд имени О.Н. Трубачева «Славянский мир».

Памяти академика О.Н. Трубачева была посвящена Международная научная конференция «Русский мир и славянство: письменность, словари, энциклопедии», которая состоялась 22-23 октября в Российской государственной библиотеке (РГБ).
Это был престижнейший форум славистов, список организаторов говорит сам за себя: РГБ, Институт русского языка им. В.В. Виноградова РАН, Институт славяноведения РАН, МГУ им. М.В. Ломоносова.
В списке участников – архиепископ Петропавловский и Камчатский Игнатий, президент РГБ В.В. Федоров, академик РАН Е.П. Челышев, зам. председателя Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ), член-корреспондент Ю.Л. Воротников, доктор философских наук, лауреат Государственной премии Республики Белоруссии в области науки и техники, ведущий научный сотрудник Центра системного анализа и стратегических исследований НАН Белоруссии В.К. Щербин, зам. председателя Волгоградской городской Думы С.Н. Коновалов, доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН, заместитель председателя Императорского Православного Палестинского общества Н.Н. Лисовой и другие, не менее известные ученые и общественные деятели.
21 октября в РГБ в рамках конференции состоялось торжественное открытие книжно-иллюстративной выставки из фондов РГБ: «Русский мир: слово, словарь, личность. К 80-летию доктора филологических наук Г. А. Богатовой». Выставка продлится до 10 ноября.

Такие люди, как академик О.Н Трубачев, не должны и не могут быть забыты. И, что еще важнее, нельзя, невозможно забыть им сделанного! Ведь кроме несомненного вклада в науку, важна гражданская позиция ученого. Та, что проявляется в отношении к Родине и народу, особенно в «эпоху великих перемен». В «лихие 90-е», когда шел памятный всем «парад суверенитетов», непросто было написать такие слова: «Так много толкуя про экологию, мы бездумно разрушили свой великий «экос» – дом, во всяком случае, нам кажется по распадению зримых частей Дома, что он разрушен окончательно. Однако незримый дух Дома – Русский Языковой Союз, не вдруг и не нами созданный, – продолжает прочно держать нас вместе, и однажды он сведет нас воедино». Одна из последних книг ученого так и называлась – «Поиски единства». И речь в ней шла ни о чем ином, как о всеславянском единстве, несомненном при всём многообразии и сложности языковых и культурных членений и миграций.
Когда-то О.Н. Трубачева самого поразило, что «в самую, казалось, безнадёжную годину дробления Древней Руси на княжества, а княжеств ещё на более мелкие уделы, именно в эту пору, а не в пору минувшего расцвета – началось сложение древнерусской народности».
Не напоминает ли это о нашем, таком непростом для русского языка и русского народа, времени? Но если такое уже случалось, значит, надежда не потеряна. И если мы захотим, если приложим усилия, чтобы оградить родную речь и родную культуру от разрушения, то, говоря словами великой русской поэтессы Анны Ахматовой: «…Мы сохраним тебя, русская речь, Великое русское слово. Свободным и чистым тебя пронесем, И внукам дадим, и от плена спасем. Навеки».
И сохранимся сами как народ.

Невероятные приключения Российских писателей в Италии

Всё началось с полгода назад, когда на сайте Московской городской организации Союза писателей России появилось объявление о том, что в Милане состоится одно из самых престижных культурных мероприятий Европы – Школа Букеровских лауреатов. Трудно было не заинтересоваться: заявленная основная цель школы – помочь авторам, пишущим на русском языке, научиться быть интересными западному (в частности, итальянскому) читателю.

Для того чтобы отправиться в Милан, поэтам и прозаикам предлагалось прислать свои работы на адрес МГО СП России, и пройти конкурсный отбор. Имена членов отборочной комиссии внушали уважение: председатель правления МГО СПР Владимир Бояринов, первый секретарь правления МГО СПР Максим Замшев, председатель высшего экономического совета МГО СПР Александр Гриценко, известнейший прозаик и телеведущий Виктор Ерофеев и профессор Литературного института имени А.М. Горького поэт Евгений Рейн.

Неудивительно, что конкуренция оказалась высока. В конкурсе участвовало больше трех сотен рукописей со всех концов страны. Победителей набралось 23 человека — Ольга Агеева, Александра Крючкова, Светлана Лукашина, Алексей Карелин, Леонид Подольский, Надежда Кащенко, Владимир Кабанов, Ольга Дормидошко, Татьяна Гржибовская, Алла Валько, Дмитрий Немельштейн, Лидия Рыбакова, Ирина Лежава, Анна Инфантьева, Оксана Филиппова, Марина Паншина, Маргарита Пальшина, Альберт Туссейн, Лариса Морозова, Ольга Матвиенко, Игорь Буторин, Анна Лизунова, Лев Лапкин.

Очень важная деталь: конкурс являлся открытым. Отправить на него работы можно было не только членам Союза писателей России, но и участникам других творческих объединений, и даже авторам, ни в каких союзах не состоящим.

Конечно, официально представлять нашу страну и старейший писательский Союз на крупном литературном мероприятии — почетно. Но главное было не в этом. Много ли у нас, российских писателей, дома возможностей встретиться с деятелями культуры, издателями, переводчиками литературных произведений из других стран? Если честно — не очень. А тут даже простым знакомством «глаза в глаза» дело не ограничивалось. Заранее было известно, что по итогам школы будет издан сборник «Новые российские писатели» на итальянском языке. В него войдут произведения всех участников мероприятия, а у тех, кого изберут мэтры – выйдут в свет еще и отдельные, собственные книги.

Кураторами мероприятия выступили с российской стороны МГО СП России, а с итальянской — Spiriali Edizioni. Это большой холдинг, а их издательство, руководит которым знаменитый итальянский психоаналитик, поэт и философ, президент движения «Второй Реннесанс» и руководитель одноименного фонда профессор Армандо Вердильоне, – одно из трех крупнейших в Италии.

Ранним утром 22 марта делегация российских писателей вылетела в Милан на комфортабельном лайнере авиакомпании KLM (Голландские королевские авиалинии). Летели, как водится, через Амстердам. К сожалению, времени не было даже полюбоваться на Нидерланды через окно аэровокзала. Только и успели на бегу заметить, что аэропорт огромен, словно город, и кристально чист. И, конечно, украшающие интерьеры тюльпаны – настоящие и искусственные.

Днем были на месте. Контраст с Москвой оказался разительным: уезжали по сугробам, а приехали в лето. На миланских газонах зеленела трава, деревья стояли все в цвету, температура градусов двадцать. Автобус с улыбчивым водителем быстро доставил нас, немного утомленных полетом, в старинный замок, где предстояло провести четыре незабываемых, наполненных событиями, дня.

Вилла Сан Карло Борромео находится в 12 км на север от Милана в местечке Семаго. Замок, построенный в 1300 году, расположен недалеко от входа в парк Гроане, который является одним из самых больших на севере Италии, больше 10 гектаров сплошной красоты. Раньше вилла принадлежала знатному роду Борромео. В пятнадцатом веке в этом здании жил Леонардо да Винчи. Сейчас там пятизвездочный отель.
Внутри – настоящая картинная галерея. Картины украшают номера, коридоры, залы. Причем среди них нет ни одной репродукции. Исключительно подлинники, полные живой энергетики. Среди имен живописцев немало русских.

Сразу показалось необычным то, что возле двери каждого номера располагались небольшие кованые таблички. Оказалось, каждый номер имеет свое «имя», данное, как правило, в честь знаменитого человека, который когда-либо в нем останавливался. Обратили на себя внимание названия номеров «Ахматова» и «Ахмадулина». Было так приятно, что хотелось ахать.

По приезде нам дали придти в себя, но недолго. Потом оказалось, что это первый и последний отдых за все время пребывания в Италии. Некоторые участники школы успели за это время съездить в Милан и осмотреть знаменитый собор. Они правильно сделали! Программа поездки была чрезвычайно плотной, почти не оставляющей свободных минут.

Уже в первый вечер прошли мастер-классы. Поэзию вели Евгений Рейн и Максим Замшев. Евгений Рейн, ученик Анны Ахматовой и учитель Иосифа Бродского, говорил об отношениях между учителем и учеником в поэзии, и, конечно, рассказал о своей великой учительнице. Занятие прозаиков вел Виктор Ерофеев. Он взял за основу случай из своей жизни — недавнее ограбление писателя на Дорогомиловском рынке в Москве.
Виктор Ерофеев говорил о том, что писатель должен анализировать факты, которые сами по себе не несут смыслов, и на их основе создавать литературное произведение. Причем делать это следует, понимая, на какой из сторон в великой битве добра и зла находишься и слушая тот божественный голос, который творцы зовут вдохновением. Простое же изложение событий – это работа журналиста.

Второй день был посвящен поездке в Венецию. Посетили могилу Иосифа Бродского на острове Сан Микеле. Евгений Рейн вспомнил последние годы жизни Нобелевского лауреата. Мы прошли по памятным местам великого поэта и, конечно, посмотрели город. С нами работали три экскурсовода, три симпатичных итальянки: одна рассказывала про Бродского, вторая про архитектурные памятники, а третья разыскивала и возвращала «потеряшек». Это оказалось совсем не лишним: очень легко было заглядеться на окружающие красоты и в путанице улочек и мостиков, в разноязыкой и разноплеменной толпе туристов, свернуть не туда. Что было чревато отставанием от группы, ведь исторический центр Венеции расположен на 118 островах Венецианской лагуны, разделённых 150 каналами и протоками, через которые переброшено около 400 мостов… Город включен в список Всемирного культурного наследия, и не зря: его храмы и дворцы, расположенные вдоль каналов и узких, прихотливо изогнутых улиц, производят неизгладимое впечатление. Хотя здания почти не реставрируются, и их потемневшие стены и облупившаяся штукатурка добавляют ощущения древности и романтики, но снижают общий градус великолепия, которое теперь можно скорее представить себе, чем увидеть воочию. Тем не менее, Собор Святого Марка, Дворец дожей, библиотека Сан-Марко и монастыри, расположенные на главной площади, создают поразительно гармоничный архитектурный ансамбль. Да и весь город, с его старинными зданиями и блестящей сине-зеленой водой каналов, по которой скользят гондолы с одетыми в черное гондольерами и потрясенными пассажирами, тоже. Он совершенно особенный и в этом его прелесть.

Третий день стал одним из самых интересных и напряженных за всю поездку: российские писатели встретились с владельцем итальянского издательства профессором Армандо Вердильоне, приняв вместе с представителями Италии и несколькими гостями из других стран участие в конференции на тему «Современная интеллектуальная революция». Выступали, кроме самого Вердильоне, известный психоаналитик из Германии доктор Петерсен, иранский писатель Обива. Интересно выступили Евгений Рейн и Виктор Ерофеев, которые говорили о происходящем в России и о месте писателя-творца в этих процессах. Наши делегаты задавали выступающим вопросы. В ходе мероприятия прошла отдельная встреча с переводчицами Соней Каццанига и Еленой Дзакки. Они рассказывали о том, как итальянцы воспринимают русскую литературу и художественное слово вообще. Посетовали, что сейчас читатели предпочитают развлекательные книги серьезным. Впрочем, нас это не удивило, в России коммерческие книги тоже лучше продаются… А после перерыва выступили мы со своими эссе на тему «Новая русская революция».

Вечером снова был мастер-класс. На этот раз Виктор Ерофеев обсуждал с прозаиками природу таланта и вдохновения, а Евгений Рейн посвятил время разбору присланных на конкурс поэтических произведений.
В последний день подводились итоги. Мэтры назвали самых ярких и активных участников семинаров. Евгений Рейн отметил Александру Крючкову (кстати, ее отметил также и Виктор Ерофеев), Анну Инфантьеву, Дмитрия Немельштейна и Владимира Кабанова, а Виктор Ерофеев – представителя писательницы Натальи Рыбаковой Наталью Харину, Маргариту Пальшину, Надежду Кащенко и Льва Лапкина. Каждому из них МГО СП издаст книгу или оплатит поездку на еще одно литературное мероприятие за рубежом. Остальные участники получат дипломы участников «Школы Букеровских лауреатов» — Милан 2012.

Пока трудно сказать, как сложатся дальнейшие литературные судьбы писателей-делегатов. Но что все мы узнали и увидели много нового, получили толчок к дальнейшему творчеству – это несомненно.

/Впечатления

Лидия Рыбакова

опубликовано в журнале «Российский колокол»

http://www.roskolokol.ru/temp_archive.php?num=25